Виктор Шепелев

Паром на Новый Харьков и разрушение Коктебеля

I. Паром на Новый Харьков

1. И ещё там был Юра

на программистской конференции перед концом света
в городе Харьков примерно на краю света
обсуждает то и это
но по большей части что-то не то

скажем: фирма, раньше писавшая бухгалтерию для СТО
предлагает создать общественную систему учёта баллистических ракет
звучат слова краудсорсинг и юзер-генерейтед контент
и создаётся впечатление что ничего страшного нет

но это просто глупость, а есть и более странные примеры
гейм-дизайнер предлагает карту воображаемого мира
на которой тоже есть и Харьков и Нью-Йорк и Пальмира
но когда в Харькове кто-то умрёт
в воображаемом мире появляется смешной полосатый кот
а когда в Пальмире взрывают тысячелетний храм
в воображаемом мире строят волшебный универсам
и так далее, в общем идею можно понять
но нельзя прощать

впрочем, ставлю себе напоминалку: поглядеть
(если останется чем)
как расцветёт его мир через десять лет

и так далее, и так далее, тонны подобной херни
доклад о кластерном вычислении числа сатаны
реклама отказоустойчивых серверов для условий ядерной весны
алгоритм оценки количества праведников среди друзей и родных

а вот проект, собравший, говорят, миллион на indiegogo
что-то там про облачные хранилища и прощение врагов

Почётный гость конференции
Юра Нгуен из деревни Новый Харьков
на острове Новый Харьков
в бухте Халонг
в Южнокитайском море

Говорит что фрилансер
контрактор космических агентств
NASA и CNSA

Говорит мы все спасёмся
огромные белые корабли
межзвёздные теплоходы заберут нас

Говорит: точно так мои предки
цвет харьковского офицерства
успели на последние теплоходы из Крыма

Говорит всегда есть белые теплоходы
чтобы кто-то выжил и построил новый Харьков
и лучше всего — в тёплом море

(Это был бы очень утешительный
и наверняка популярный доклад
если бы кто-то слушал его
если бы Новый Харьков действительно существовал
если бы хоть кто-то из нас понимал, что лопочет этот странный вьетнамец и кто его привёл.)

2. Историю Нового Харькова рассказывают

на пальцах
«Да какие офицеры, о чём ты» — смеётся Юра
и показывает на пальцах:

Пять
прапорщиков (на считая вахмистра)
с жёнами или какими-то девками
вот и вся хунта необитаемого
острова прекрасного, как рай

Шесть
улиц так и называются:
Новая Рымарская, Новая Университетская,
Новый Бурсацкий спуск и т.д.
При назывании Новой Николаевской
площади подрались монархист и кадет

(Ни одного
рымаря, ни универститета, ни бурсы.
Николай, кстати, есть. Это как раз вахмистр.)

Три
франка зарабатывает таксист в Ханое
колонизаторы высокомерны, в пятницу
вахмистр возвращается домой
на пароме

Два
часа вечером есть электричество
можно писать письма оставшимся
без ответа

Четыре
раза молодёжь уходит на борьбу то с французскими
колонизаторами, то с китайскими
оккупантами, вскоре возвращаются, пожимая плечами

Потом, пальцев хватит на всё,

один
батальон уходит воевать с американской интервенцией
за свободу родного Вьетнама
один
батальон уходит воевать с коммунистической угрозой
за свободу цивилизованного мира
одна
нога у героя войны с одной стороны
одна
рука у героя войны с другой стороны
восемь
фигур на памятнике всем остальным.

И так далее, и так далее, дальше скучнее

(«восемь / километров до ближайшего острова / где открыт лагерь перевоспитания / паромы не ходят, приходится нанимать лодку / чтобы проведать родных»
или
«пять / процентов годового роста экономики / обещает Политика Обновления встающей с колен страны»
или
«одна / партия / восемь / раз выбирали одного и того же мэра / да и хрен бы с ним»)

«Но» — говорит Юра Нгуен,
продолжая загибать пальцы —
«два
моих брата теперь живут в рыбацкой деревне
три
моих брата работают в офисе в Хо Ши Мине,
а я …»

«Но» — говорит Юра Нгуен,
«…три
курса Массачусетского технологического,
пять
лет стажировки в IBM,
и вот, наконец …

…два
огромных космических ковчега летят к звёздам,
пока только два — пилотный проект, нулевая серия,
добровольцы в анабиозе,
и я — потомок гвардейского
вахмистра и вьетнамской
комсомолки — руководитель службы
разработки того софта,
который ежедневно принимает сигналы с этих ковчегов.
Мир не имеет границ».

Но — говорит Юра Нгуен, —
одна
мысль крутится в голове,
когда говоришь об этом:

Найди себе новое небо и новую землю
получи в безраздельное пользование новое море
назови своё поселение Новый Харьков,
и прочие посёлки на острове:
Новая Старая Водолага
и Новая Новая Водолага,

везде одна и та же
старая
маета.

3. Существует «Марш Коммунистических Программистов»

и он поётся так:

Пять человеко-лет!
Пять человеко-лет!
У проекта космического ковчега
очень жёсткий бюджет.

Спасение
человечества в заданных ограничениях
международное сотрудничество
дешёвый аутсорсинг
социалистический Вьетнам.

Намажь усталый лоб
бальзамом «Звёздочка»
и станет легче
и пятилетка пройдёт.

Четырнадцать килобит!
Четырнадцать килобит!
Метеорит долетает быстро
но код быстрее летит
и команда на разворот
всех спасёт.

Я боюсь открытых пространств
и не умею обращаться с тостером,
но написанные мной строки
направляют километровый звездолёт.

Смотри, как я парю.

Один десятичный знак!
Один десятичный знак!
В системе жизнеобеспечения
что-то пошло не так.
Разморозились три криокамеры.

Что ты скажешь их домашним?
Как встанешь перед вдовами?
Чем поклянёшься?

Сто строк в час и не отставать!
Сто строк в час и не отставать!
Понимание это работа
кто-то должен её выполнять

По заветам всех Нгуенов!
Нгуена Фук Винь Тхюи, известного как последний император Бао Дай
Нгуена Шинь Кунга, известного как первый руководитель Хо Ши Мин
Нгуена Юрия Витальевича, известного как лучший руководитель
команды разработчиков в Южно-Китайском море

И это действительно так.
Юра лучший руководитель
он всё понимает
он присматривает за нами
выдаёт премии и сверхурочные.

А мы присматриваем
за двумя звёздными ковчегами
по другую сторону галактики.

После десяти часов
непрерывной работы
выходишь покурить
и видишь огни
и понимаешь где ошибка
и как всё исправить

Ещё восемь тестов прогнать!
Ещё восемь тестов прогнать!
И запустим новую версию,
так говорит старшина.

Завтра на рассвете.

4. Она говорит «пойди пойми»

жена у Юры чилийский эколог
познакомились на конференции в Штатах
она его выше почти на голову
зато у него больше зарплата

Каукинопайса из Антофагасты
но он зовёт её просто Катя
говорит что любит её ужасно
но не всегда может понять её

она по-русски цитирует бродского из головы
он прошёл самоучитель испанского до пятой главы

пятнадцать лет брака, пойди пойми
на каком языке они говорят когда остаются одни

~ ~ ~

да и что чилийцу скажет вьетнамец
да и что программист скажет экологу
понимание — это работа понимания
это бесконечность не влезающая в голову
щекочущая внутри и нависающая над нами

юра понимает пространство и время
помнит по номерам все баги компилятора
катя зато разговаривает с деревьями
знает их имена от полюса до экватора

у кати на работе тюлениха
спасённая из рыбацких сетей
у юры на работе эмпирическая оценка
эффективности глубоких нейросетей

катю волнуют фермеры и огородники
дегуманизирующие белку дегу
юру — миграция монадического кода
с языка Haskell на язык Go

~ ~ ~

он говорит:
пойми
нет ничего важнее
чем бесконечный космос
и наш путь через него
и уравнение свёртки пространства
и его приблизительное числовое решение
погоди, допишу модуль
и будем вечно жить на звёздах

она говорит:
пойми
земля тоже бесконечна и прекрасна
нет ничего важнее
альбатроса подавившегося пластиковой бутылкой
умирающей секвойи
и уровня воды в озере Риньиуэ
погоди, ты увидишь
всё ещё можно исправить
отменить конец света

и так всю ночь, разговоры, ссоры, пойди пойми
как говорить с такими людьми

«мои предки-чилийцы аннексировали Антофагасту
и у Боливии больше не стало моря
если земля не принадлежит нам зачем жить долго и счастливо
я не понимаю о чём мы спорим»

«а мои предки-эмигранты поселились посреди моря
хотя в Старом Харькове его не было
я тоже не понимаю о чём мы спорим
с нашими звездолётами мы наследуем небо»

~ ~ ~

сто лет деревянному трамвае на улице Ангамо
сто световых лет до звезды над ним
Катя устаёт что-то доказывать, пожимает плечами
говорит устало: пойди пойми!

как другие говорят пойди купи хлеба
прокладок
свежего шпината
замороженной рыбы
и зелёного чая

(чилийцы варят кофе в полотняных мешочках и пьют его чёрным
вьетнамцы и харьковчане заливают кипятком и разбавляют сгущёнкой
впрочем, кофе не любит ни она, ни он)

иногда я совсем тебя не понимаю

но буду любить до самых звёзд
один из нас точно спасётся
и спасёт другого

5. Просто один из докладов

но вернёмся к программистской конференции
безымянная пиарщица крупной корпорации
начинает, как у них водится, издалека:

фото: вьетнамские ныряльщицы отряхиваются от песка
в ладонях протягивают жемчуг собранный со дна

следующий слайд (аналогия понятна, но не очень верна):

схема: созданные корпорацией аналитические инструменты
извлекают крупицы данных из любого контента

следующие пять слайдов — рекламный булшит (мама, мы в аду!)

и наконец по сути: огромный кластер Hadoop
всё собрал, посчитал, аппроксимировал, и выдал процент
вероятности, чем именно закончится этот свет:

67%, явный лидер: комета
24% — бунт мыслящего Интернета
6% — мутации и ГМО
2,5% — затопление материков
далее незначимые вероятности, в одну строку: Солнце превращается в сверхновую звезду; прилетают инопланетяне; или наноорганизмы, выйдя из под контроля, становятся серой слизью

точность прогонозов должна сильно повыситься к лету
но вряд ли ниже 60% упадёт вероятность кометы

финальный, ударный слайд, во всю стену: КОМЕТА

«смешные фигурки, изображающие всё это

вы получите на выходе, берите на здоровье
концепт придумал известный дизайнер из Приднестровья

ещё планировался звездолёт,
который нас всех спасёт,
но на заводе случился брак
и набор запустили так

без хеппи-энда

кстати, исследование проводилось по заказу одного пивного бренда
собирайте фигурки, покупая новую марку пива
можете выиграть футболку, кстати я её видела, очень красивая» —
это она даже довольно искренне сказала.

остаётся десять минут на вопросы из зала
и тут пиарщица выглядит бледновато:
очевидно не читал ни апокалипсиса ни махабхараты
не владеет даже базовой терминологией Big Data.

~ ~ ~

зря они начали эту штуку с вопросами из зала
может, не было бы скандала.

кто-то спросил: а война?
и она такая: а что война?

кто-то другой: ну не хочет человек говорить о войне
да и хрен бы с ней

но те не успокаиваются
вскакивают, ругаются
требуют признать, что вероятность войны
превыше всех остальных

пиарщица не сдаётся,
не признаётся, смеётся:
«я ничего не слышала о войне
аналитикам нашим видней

я в перерыве болтала с чилийкой, она говорит:
индейцев мапуче сгубили не ружья, а микробы и спирт

прекратите орать нет и не было никакой войны
ваши вопросы смешны
опустите оружие снимите бронежилет
наша статистика показывает что вероятности нет»

и мы уже почти любим её, хотя не должны
но как же она хороша:

«я говорю что не будет войны
и заставь меня замолчать»

и не сдастся, не заплачет
такая вот, скажем, Маша
хирургически удалённые слёзные железы
тёмные глаза вьетнамской ныряльщицы
тёмные волосы индейцев мапуче
коллекционная фигурка для страшного суда

и ни войны
ни спасения
ни звёздного наследия
только бесконечные коллеционные фигурки

~ ~ ~

кстати, всё это враньё:
во вьетнаме жемчуг выращивают на фермах
и все индейцы мапуче до сих пор живы

6. Никаких вопросов на следующее утро

на правах
приглашённой звезды
Юра читает ещё доклад
а тему ты подзабыл
не слыхал
к началу доклада опоздал
но в этом не виноват
и сам не рад
до утра
с пиарщицей машей
нежной и страстной
обсуждали что-то страшное
смутные будущие опасности
какие — не вспомнить
не разобрать
стоишь в дверях
а хочешь лечь
все отвернулись
Юра продолжает речь
вьетнамской пословицей:

небо создаёт слонов
небо растит им траву

«и мы, говорит, так же:

земля посылает людей к звёздам
земля должна дать им речь

другую
неземную
пересекающую
континуум
не вмещающуюся
в среднестатистический ум

но

астронавигаторы чересчур остроумны
космозоологи безнадёжно косноязычны
бортинженер бормочет чушь
а с лейтенантом
десанта
вообще разговаривать бессмысленно

и нам
пришла в голову
мысль об использовании пиктограм
полносвязных графов
и фразовых глаголов»

он бы ещё рассказал про это
но руководитель того проекта
(опытный програмист, высочайший класс)
как-то раз
понял что его всё достало
уничтожил все материалы
вышел из офиса и его не стало
за собой оставил

только старые черновики
разрозненные листки
по две-три строки
вроде таких:

тёплый свет
в двери низкого дома
за марлевой занавеской

или

гаснет свет в зале
девочка украдкой открывает
футляр с очками

или

ягода земляники
дозревает между
ладонью одного и губами другого


всё
осталось три минуты
и о чём вы спросите меня теперь
о чём со мной заговорите

но только один
вопрос задаёт
парень один
да и тот
здесь случайно
он просто сантехник
начитался
Хайнлайна
пробрался
без входного билета
узнать о далёких планетах

мечтал
стать космонавтом
уходит
счастливым

7. Отчего здесь так много вьетнамцев

Между двумя докладами, выйдя на перекур,
у входа в бизнес-центр
Юра
внезапно участвует в споре
об осевшей в Харькове вьетнамской диаспоре
нервничает, глотает
слова, роняет
пепел, твердит:

«Каждый вьетнамец мечтает быть космонавтом
но каждый вьетнамец становится кем попало
уезжает куда попало

некоторые всё же добираются до Харькова
города „Хартрона“ и „Коммунара“
столицы космической промышленности
но добраться — мало

и вот
горные люди поступают в горный институт
равнинные люди в авиационный
рыбаки с островов селятся у слияния рек
Харьков и Лопань»

(горный институт теперь радиоэлектроники
смеются собеседники,
ты с какой планеты
авиационный институт стал аэрокосмическим университетом
и острова у слияния рек сто лет как нету)

Юра оставляет поправки без ответа.

«после
нанимаются официантами
во вьетнамские рестораны,
построенные армянами
или грузинами,
работниками на завод „Мивина“
созданный Фам Нят Выонгом,
гражданином Вьетнама,

зовут эту землю домом
выписывают с родины жён, родственников и знакомых
свои племена, правителей и тотемы
и запас вьетнамок
побольше размером,
чтобы надевать поверх шерстяных носок
когда выпадет первый снег»

«Но однажды
и в этом ничего странного нет

все они придут на рынок „Барабашово“
расположенный на ст.м. им.Барабашова
невообразимо огромный
оптовый
рынок
самый большой
в Восточной Европе, равно известный
татарам в крымских сёлах
и карпатским гуцулам

бесконечные, космических масштабов
ряды серых контейнеров,
и в каждом
ожидает
вьетнамец:

и горные люди, и равнинные люди,
и рыбаки с островов, и золотая молодёжь
чего-то ждёт

возможно, возвращения на рынок самого
Академика Барабашова
отца планетологии
создателя обсерваторий
автора „Атласа Обратной Стороны Луны“»

Юра глотает дым,
убегает слушать доклад
все разошлись, я рад
остаться один
стою с незажжённой сигаретой,
жмурюсь от ветра
не могу не думать про это
как один из вариантов конца света

про город, где каждый второй — вьетнамец
и притом космонавт
(кроме, конечно, сантехников)
и как этот город отделяется от окружающих его земель
ради единой
великой
цели

Харбинский эксклав,
Гранадский Эмират,
Харьковская Республика Вьетнамского Народа —
великая космическая держава.

в это я бы поверил, родная.
в это я может быть и поверил бы.

8. Некоторые события на площади

Вчера
отключились все банкоматы
и терминалы карточной оплаты
сегодня мы встречаемся с машей в метро
на станции госпром
подтягиваются юра и катя с вином
сантехник — его зовут олег — будет ждать нас там.

«Это Алия, говорит Юра — возвращение на обещанную нам
землю. Это Реконкиста, говорит Юра, — от-
воёвывание принадлежащей нам земли. Это плот,
это ковчег, вы должны оказаться на нём.
Это — последний паром».

Первый поезд утреннего метро

огромный сияющий подплывает неслышно
три станции, пересадка, едем на вокзал
хотя не совсем понимаем как так вышло
как он нас убедил что рассказал
отчего все идут за ним и верят в него.

«Можно и не верить, утешает Юра, это ничего
не меняет. Я сам, — признаётся Юра Нгуен, — уже
почти ничего не помню, думаю о своём острове как о мираже:
собирая харьковчан по всему миру, так давно не был дома
что почти забыл расписание парома,
не помню как выглядят звёзды с космодрома,
так долго не видел космические теплоходы, что их как бы и нет
медленное глупое сердце любовь доходит через много лет»

Поезда сошли с рельсов, самолёты замерли на земле,

и вроде бы до берега моря не добраться никак
но юра хакер космического уровня ему был знак
всегда есть способ добраться до моря
старая электричка заберёт нас в пригородный санаторий
и оттуда тайные тропы неизъяснимые

«Я, врёт Юра, говорил с харьковскими общинами караимов,
зороастрийцев и последователей религии бахаи,
я говорил со спонсорами конференции, все всё понимают,
собирают
вещи, документы, ищут походные рюкзаки,
дураки:
всё будет как надо,
ничего из этого не понадобится.
Это последний паром».

Из остывающего выключенного метро

выходим
на
площадь
напротив
вокзал
все
уже
здесь

слишком холодно, чтобы купаться
нас ждёт новый харьков в тёплых морях
новый харьков в ясном небе
на более подходящей планете

на каждой куртке сияют

две ленты
голубая
как воды южно-китайского моря
жёлтая
как бальзам звёздочка

выстрел
юра падает
и кто-то ещё падает
и ещё кто-то

9. Паром на Новый Харьков

и даже не на третий день
прямо на следующее утро
не о чем говорить
смотри, говорят, смотри:

совсем незадолго до конца света
за пару минут до конца этого света
на программистской конференции перед концом света
Юра Нгуен, как ни в чём не бывало,
участвует в подготовке заключительного фуршета

помогает организаторам
как будто они не справятся сами
делает бутерброды со шпро-та-ми:
один хлебец
две рыбки
кружок солёного огурца
всё сам

хотел, говорят, даже сходить за вином
для всех. но организаторами это запрещено
вот говно

наш корреспондент спрашивает у кати
катя
как он
катя смеётся: да ничего так, хуйня-война
и кстати
знали ли вы
что в чили
есть памятник хуйне-войне
чтобы гладили люди её золотой живот

и вот

дети войны
совсем не такие как ваши дети
матери войны
совсем не такие как ваши матери
стыд войны
совсем не такой как ваш стыд
солдаты войны
совсем не такие
как ваши
и даже
собаки войны
совсем иные

катя эколог у неё свои глюки
её интересуют только собаки
и мыши
и стоимость восстановления вальдивских лесов после войны
и сны
и т.д.

много не нужно
нужно не много
юра, ну скажи что нибудь ради бога

молчит
молчит, сука
отдёргивает руку

но потом
находит где-то старый микрофон

и говорит
на чистейшем вьетнамск—ОМ

дорогие соратники и друзья
всё что мы делали было не зря

два огромных межзвёздных корабля

звездолёт «Сержант Малькольм Рейнолдс»
звездолёт «Механик Кейли Фрай»

ДОЛЕТЕЛИ

не все выжили
да и хули
на себя посмотрите, господи
ну куда вам таким

а вот

будет вам новый дом, вас увезёт
из разрушающегося мира сияющий теплоход
живите беспечно
вечно

и в будущем году — увидимся в Новом Звёздном Харькове, конечно

(хотя это и не окончательный ответ
никакого моря там нет)

но всех участников конференции ждёт
замечательное афтепати
этим
прекрасным
тёплым
весенним
вечером

10. От составителя

«не стыдно
только за то что делаешь медленно
за всё остальное
стыдно
невообразимо» —

именно такими
словами
начинается почему-то предисловие к переизданию
докладов, схем и статей
но дальше ясней:

«мы надеемся что материалы давней конференции
станут объектом профессионального интереса
для историков погибшей цивилизации

но и непрофессионалу будет хорошо читаться
совершенно необязательно быть доктором наук
мы ориентируемся на широкий круг
читателей
например коридорных надзирателей
сменившихся с вахты бортмехаников
скучающих астронавигаторов
проводящих детство в тесных каютах детей
смотрителей корабельных зверей
разнорабочих и прочих
кто хочет
узнать про паром на новый харьков»

«к сожалению
несмотря на все наши старания
нельзя назвать это лёгким чтением:
утеряны многие контексты
важные для понимания этого текста
времени и места
не вполне ясны значения некоторых слов
как то:
конференция, море, харьк(-ов?)
вряд ли мы когда-нибудь узнаем что это такое
но наверняка что-то прекрасное
и потом
нет возможности выяснить, во сколько отправлялся паром
на новый харьков»

искривление пространства-времени
искривляет старые доски
и молодые колени
фонит реактор в машинном отделении
уже восемь лет
но непосредственной опасности нет
в зооотсеке рожает енот
уже вот-вот
дети тихо ждут
не хотят возвращаться к себе в каюту

взрослые не хотят возвращаться и сами
курят перед иллюминаторами
целые звёзды и галактики называют интимными именами:

по левому борту
каменец-подольский
по правому борту ахтырка
прямо по курсу
полтава, полтава
а на корме иллюминатора нет
там только пять миллионов световых лет слепой нежности
и паром на новый харьков

корабельный таймер включает ночной режим
во всех отсеках гаснет искуственное небо
закрывай глаза, когда-нибудь мы долетим
море всё-таки было
а войны всё-таки не было

давай уже засыпай, спят новорожденные енотики
и не бойся, не бойся родная

нас хранят святые заступники

св.Каукинопайса Антофагасты, Катя
св.влкмч.Юра Нгуен с Южнокитайского моря
непобедимые
легендарные
невероятно прекрасные
друзья всех индейцев
покровители
добровольческого батальона «Моби Дик» —
батальона исследователей космоса

податели
парома на новый харьков.

II. Разрушение Коктебеля

я приезжий в холодном Крыму.
где Смирновы? где Соня?
здесь всё непривычно.
(Катя Соколова)

1. не было слов

слушайте! звёздные киты
и рыбки
далёкие потомки
расшифруйте отрывки
схемы документы черновики
шлют ваши предки
оставленные на земле
их уже нет
доставка заняла
пятьсот миллиардов лет

слушайте! вот
история одного индейца
по имени Бывший Енот

о Бывшем Еноте:
аспирант института моря в Боготе
на последнем почтовом пакетботе
отправлен интерном
интернирован
представитель научного резерва
в резервацию
на краю погибшей цивилизации
за тридевять земель
наблюдать
как покинутый коктебель
поглощает
море
разрушает

слушайте! Бывший Енот
последний из мапуче
ходит чернее тучи
конечно пьёт
в последнем баре
наливают последние татары
неплохо живёт
у последней старухи
сдающей
последнюю целую комнату
почти всё уже разрушено

есть все условия
но нет слов

слушайте! вот
индеец по имени Последний Енот
заполняет цифрами клетки рабочей тетради
крутит шелестящее радио
и не может составить отчёт

нет слов
нету слов
не найти слов
таких
как на вдох
произнести

таких
как галька солёная
от крови наших оленей

таких
как небо
в котором двадцатый год
не гаснет инверсионный след

слов нет

история заканчивается
тем
что
он где-то просыпается

слушайте! всё сложится
но надо проснуться

2. не было моря

«это правда: коктебеля нет
на старых лоціях
и в списках
приписки
кораблей

здесь не было моря

это истинная правда:
не было ветра солёного
попкорна солёного
на набережной
и самой набережной
санаторно-курортной зоны
летнего кинотеатра
работы в санатории и кинотеатре не было
здесь моря не было

такое горе
ну нету моря
такое лето
а моря нету»

таковы песни белых

«это правда, правда:
Максимилиан Волошин
дурной поэт
царь ничей
гордый
как вьетнамский
министр-поэт То Ху
выстроил дом фонарь
смотрящий в степь
здесь не было моря

это правда:
мы не говорим об этом
все знают об этом
какие-то военные
моретворцы
Волошин поил
разливным вином
копали котлован перед дом
ом
здесь не было моря»

такова история белых

«это правда до последнего слова:
не было бухты
не было чёрной горы карадаг
под которой волошин зарыл
своё чёрное сердце караюрек
не было гадкого бульона из чайки
только кубики магги
не было корабля-ресторана арго
не было белых теплоходов спасения
здесь не было моря

это — вся правда:
не было страшного ветра зимой
не было автовокзала
и бесконечного самоподобного фрактала
одниковых ларьков с ки
тайскими су
венирами

ни погран
заставы
здесь не было моря»

так говорят белые

«и что теперь?
когда каждый кто чего-то стоил уже улетел
вам интересно море его загадка
у вас индейцев исследовательская лихорадка
приезжаете на собаках
забываете о дорожных знаках
переплачиваете за вино
а когда говорит кто знает
тебе всё равно

но это правда, правда:
море выкопали не так уж давно
я сама вместе с волошиным несла бревно
тебе сообщается человеческим языком
а
о чём говорить с дураком»

старуха вдруг раздражается
поджимает губы
гонит с глаз долой
индеец Бывший Енот наутро просыпается
у симпатичной татарки Любы
не помнит почему
идёт домой

3. не было чистой воды

динь динь
доставка воды
во всём мире
не было чистой воды
таков закон приро
ды

динь дон это закон
человек всё превращает
в дым
всё вычерпывает до дна
всё делает неживым
и пустым

есть закон
не говорить о таком
не играть верю не верю
что тут верить это закон

закон
но не верю

~ ~ ~

Последний Енот всегда говорит не верю

мёртвые звери
и мёртвые индейцы
могут понять
они умеют ждать

не то что экологи

сгниют газоны придут бизоны
сгниют бизоны вскормят газоны
сожжённая нефть станет озоном

но что нам
оставили те
кто улетел
миллиарды тонн
навсегда утеряны
пересчитай эти тонны в лисиц
в великие озёра
андские горы
в кубы бетона
в плацкартные вагоны
сырную пиццу

что нам
оставляют представители небесных народных республик
звёздных автономий

новые поучения и законы
таковы

разрушить коктебель и прочие прибрежные города
отступать и ждать
пускай приходит вода
пускай будет море
и на дне этого моря
ни следа
ни пансионата ни санатория
ни набережной ни столовой
ни рынка ни автостанции
ни парка ни летнего кинотеатра
ни зимнего кинотеатра
ни фонарного столба
ни бетонной ограды
ни пластикового ведра
ни игрушечного самолёта
ни забытых плавок
ни междугороднего шоссе
ни виноградников до горизонта
ни детской жестяной горки

таков закон

команда уборки
трудится не покладая рук
при поддержке представителей различных наук
молодых индейцев
зрелых таджиков
последних татар
случайных болгар

делает всё возможное
и невозможное
и всё остальное
оставляет за спиной
только песок
и округлые катыши гальки
случайных размеров и форм
но не больше своей руки

таков
закон

уничтожить все схемы
черновики
все строения
и маяки
и стоять потом
вытянувшись по струнке
вытаращив зенки

когда в невообразимое количество раз
выше нас
выше неба
последняя встанет волна
ни хрена себе
и на
ней
поднятый со
дна
заросший ракушками до неузна
ваемости
последний
звёздный
корабль

АААААААААААААААААААААААААААААААААААА

4. не было войны

толстый лысый полевой прораб
восьмой сапёрной бригады
хаттаб
абиляров
говорит: «и хорошо, хорошо,
что набережную надо просто снести
никуда не спешить
ни с кем не сражаться
ничего не бояться
не брать офицеров в плен
не допрашивать контрразведку
не война а уборка
хорошее дело»

оператор стенобитной машины
восьмого разряда
таня-христина
из мукачева
говорит: «и хорошо, хорошо
это был самый красивый дом
ко второму по красоте
перейдём потом
я чувствую себя нужной там куда еду
где трава оплетает старые велосипеды
прислонённые к капитальным гаражам
хорошо что всё разминировано
сто пятьдесят лет назад
когда главнокомандующий уезжал»

бывший белорусский джазмен
сезонный разнорабочий
поразка яўген
говорит: «и хорошо, хорошо
в универе военной кафедры не было
да я бы и не прошёл
а тут и не о чем воевать
перенести сложить постучать разобрать
и опять начать
ещё море
не такое
как искусственное минское море
когда здесь штормовое
предупреждение то я верю
что не дезертировал
а просто сто лет назад
вышел и хлопнул дверью»

и какой-то случайный хуй
никто не знает
чем он тут занимается
представляется
Ли Юй
из Сан-Сальвадор-де-Жужуй
говорит: «и хорошо, хорошо
что никто не знает
чем я тут занят
сочли корейцем
специалистом по собакам
а заодно кошкам и хомякам
кладбищам домашних животных
шерсти их и когтям
искать
выкапывать
утилизировать
я устаю плакать»

а облезлый говорящий кот
отзывающийся на кличку Тим Рот
невероятно противно поёт: «и хорошо, хорошо
да плевать мутант или нет
заканчивайте уборку и идите нахер
не надо меня лечить
не надо меня хоронить
когда море придёт
я стану морской черепахой»

и, вот что сказал бы сам
Максимилиан
Волошин: «и хорошо, хорошо
древние киммерийцы
не сделали бы лучше
даже если бы примирились со скифами
коктебель должен быть разрушен»

ну, вот
записывает в рабочей тетради бывший енот
и бормот
чет во сне: «хорошо, хорошо
я готов
я собрал все данные
я принёс жертвы богам
по именам:
Было Давно
и Зачем-То
пусть море идёт
пускай коктебель падёт»

5. не было защиты

нет защиты индейцу

хотя он
образован и вдохновлён
морем благословлён
море изучить и принять
встретить и проводить
всякого зверя морского знать
всякий прилив предупредить
— так сказано во введении

индеец слышит зов предков
прародителей
древних сказочных докторов
легендарных научных руководителей
все старики индейцы
многие годы
наблюдают города ушедшие под воду
измеряют в осенней дымке
на сколько шагов слышен звон из-под воды
как писал в древнем трактате один из нас:
колокола первого сентября бьют
как в день когда Сын Божий пошёл в Свой первый класс
— так сказано в обзоре предметной области

но ведь
только индейцу дано наблюдать
заблаговременное
разрушение города чтоб не мешал воде
смотреть
как разрушается коктебель
придумывать новые термины
разделять
бесконечные слои
асфальта трассы
судак-феодосия
ждать осени
рекомендовать
ставьте памятники и тут же сносите
вот так и продержитесь
например
памятник человеку который ничего не сделал
просто всегда приезжал в коктебель
в октябре
в течение двадцати лет
— так сказано в методах исследования

индеец уверен
что и после отправки звездолётов мы
наги и уязвимы
грустны и неприкаяны
как югославы в белграде
как византийцы в стамбуле
как нудисты на коктебельском пляже в октябре
как жители мифического нового харькова
как упаковщик номер 11
как пассажиры скорого поезда когда
его уже заливает приливная вода
— так сказано в теоретических выводах

индеец требует, безоговорочно:
дайте мне новое лето
и сто мегабит интернета
хотя бы и в бетонном кубе
в интернет-клубе
над почтой и пунктом междугородных
и всех остальных
и дайте всё прожить заново
нежно и утомительно
я умер в дороге
— так сказано в практических рекомендациях

не бойтесь воды
ни пресной воды
ни солёной воды
никакой воды
— это выводы

а списки литературы пусты
и вместо приложений чистые листы
три десятка чистых листов
а надо бы сто
а на по
следнем коротко
на языке мапуче:
нет тебе защиты
нет научной
степени
нет института
моря в боготе
нет боготы
есть море

эй
пойди поспи
утро вечера мудреней

баю бай
уставший бывший енот
вечный аспирант
переплывший море в последний раз
не плачь не плачь мой индеец
чистое сердце
не пей вина
веселящего сердце
индейцам нельзя

индеец не плачет
индеец пищит как мышь
свистит носом
засыпает

6. не было книг

учитель!
в деревне мапуче
книг нету
я помню это
конец лета
пора учиться
я помню это

учитель!
отец мой
гордый вождь ничей
тебя встретил
ты угостил его мёдом
и яблоками
сказал: как раз
яблочный спас
я помню это

учитель!
мне было семь
тебе семьдесят
нашего языка ты не знал совсем
английский знал с пятого
на десятое
но за неимением другого кандидата
была нанят
я помню это

учитель беженец
миссионер сельский
священник полтавской
области может из села зеньков
не помню этого
или полковой капеллан
какого полка не помнит
и ладно ладно
я вспомню

учитель
учил английскому языку
по рваному разговорнику
повторяй за мной
невермайнд это святой
берегущий от дурной мудрости
нейзе-ду-ай это святой
свидетельствующий о непричастности
я помню это

напрасно выученный английский
выученная беспомощность
выученных мучеников
страна святых

учитель!
мне говорили вокруг зенькова
сёла Гусаки, Дубовка, Пилипенки, Севериновка и Хмаровка
а ты говорил
что в английском корабль
даже космический
всегда только женского пола
ты так верил в звёздное спасение
но никуда не успел
везде опоздал
ни о чём не слышал не подозревал
немудрено
если живёшь так давно
так далеко
от керченского космодрома
от пусковых шахт в карпатах
от центра координации в харькове
остаётся одно
оставаться одному
в городе зеньков
полтавской области
не переплывать океанов
не искать индейцев
сельские священники никогда не бросают посты
а вот гляди ж ты

учитель!
теперь ты почти настоящий индеец
хороший и мёртвый
нас не бросил, никуда не улетел

но я здесь
потому что вдруг вспомнил
как ты пел
умирающий и слепой
но такой
красивый
я помню это:

«сладко выйти из ума,
а кругом зима, зима
и полтава»

гудбай полтава, о
где я не буду никогда
прости учитель я везде опоздал
рельсы скрыла вода
с аэродромом беда
влезу на карадаг
и буду ждать
и наблюдать

но сейчас
надо поспать

7. ничего этого не было

дорогой бог
на правах влезшего на карадаг
показываю
барашки на волнах
считай
засыпай
под тем барашком
деревянный дом фонарь
сожгли
пепел развеяли
а под этим новый рынок
бульдозером сносили
экскаватором рыли
умаялись
а левее милиция
а за ней дорога
на бухту лисью
кажется
протяни руку
содрогнётся земля
а нет не содрогнётся
она утонула
и всё разливное вино
разлилось как ворвань
поверх волн
на четыре секунды усмиряя шторм
хорошо
но когда я уже унаследую?..

дорогая троюродная прабабка катя
или как тебя
у меня всё нормально
есть ещё несколько метров
над уровнем
ну или нет
но ты не волнуйся спи в своём небе
на далёкой зведе
да-да в будущем году в новом харькове
кстати
встретишь деда юру
ему привет

дорогие юные ветераны
женского добровольческого батальона
народной армии вьетнама
подскажите пожалуйста
каково
— воевать летом
у всех каникулы
а у тебя нету
— воевать осенью
разбираешь декорации и аттракционы
оставшиеся с лета
— воевать зимой
пепел в форме сосновых
иголок
над головой
— весной
кажется
остаётся
дожить до лета

ого
вот это
прилив

дык, это
дорогой далёкий
некто
вот тебе

а к т
выполненных рабо т
всё
ничего не т
не ты
не т
воё
не ж
алко
шлите
звез до лё т
жду
две сти ле т
дата
подпись

а пока спать
ниже воды
тише травы

8. не было рыбы такой

короче, вот
история индейца
по имени бывший енот
волноваться не след
он не утоп он плывёт
и впервые тихонько поёт
и голос его не дрожит
и руки его не дрожат
рук вообще нет
только ласты и плавники
и подводные песенки
смотри мама я плыву без рук
встречает какую-то камбалу
со знакомым лицом
утешает ну всё ну всё
уже всё
как ты маленькая устала

«как я маленькая устала
кто я маленькая устала
где я маленькая рыбёшка
дай мне маленького ребёнка
и мешочек сушёной рыбы
и немного сена оленям»

ну всё
ну вот и всё
уже всё прошло
мы плывём
небо плывёт
моя рука стала твоей рукой
твоё море моим морем
не горюй
ну хочешь ещё спою

я ведь случайно тут
даже не ожидал
думал теперь навсегда
разбирать уничтожать города
по списку
дать ворскле
накрыть ахтырку
лтаве полтаву

но пришла вода
во-да
во-да

оказалось
выиграл счастливый билет
и сто лет
незаконных генетических экспериментов
дали результат
жалко зеркала нет
чувствую ласты
остальное неясно
конечно не дельфин
может морской котик
толстый
смешной
но как хорошо
всё стало
водой
как и было
предсказано

вот так
и уже к этому
послесловия писать некому

~ ~ ~

чёрный беззвёздный кит
никогда не спит
немножко дремлет
но даже в дрёме
не видит
никогда не вспомнит

разрушение коктебеля

III. Скажи это китам

— Поэтому когда в следующий раз кто-то начнет говорить вам, что настоящей потерей в этой войне стала «наша чистота» или «частица нашего гуманизма»… (Плюет в воду). Пошел ты, приятель. Скажи это китам. (Макс Брукс, Мировая Война Z)

1. двадцать одна первая женщина

добровольческий батальон
исследователей космоса «Моби Дик»
порт приписки Полтава-20
позывной командира «Максимилиан»
спит долгим сном
почти бесконечным сном
под курганом
криогенным
и все сто лет световых
всем семерым
системы корабля показывают сон
теоретический каждому свой
но произошёл какой-то сбой
и сон один

(файл «МОЯ ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА»)

спит комбат
из тех допослевоенных солдат
по случаю размороженных
глу-хо-не-мых
полковник погибшей пехоты
(она надевала на голое тело тонкий халат)

крепко спит
стрелок-инуит
народный гренландский герой
сам не помнит кто он такой
ахой!
(в апрельской реке она трогала меня под водой)

сопит воздухом спёртым
Лара инженер сапёр
последняя любимая
дочь крымского караима
(ей тоже снится первая женщина контур шрамов)

видит те же сны
внучатый племянник
беглого президента забытой страны
отличный механик
(всегда помню рисунок капилляров косточек венок)

сквозь закрытые веки наблюдает свет
андрогин андроид Винсент
одновременно оценивает атмосферу ближайших планет
и вероятность того факта что его вообще нет
(однажды она пИсала сидя на мне)

стоватные лампы
не мешают спать капеллану
наследнику мифических индейцев
на каждой руке у него по восемь пальцев
(в те выходные она не одевалась вовсе)

водитель бронемашины
гениальный подросток но даже ей
безошибочный компьютерный сбой
выдал образ её первой женщины
маленькой сонной злой

и так и лететь
так и смотреть
так и лететь
смотреть

комбат видит
мелкую гальку в её трусах
стрелок видит
как она стоит под летним душем
Лара видит
прикасаться губами так ли уж важно к чему
механик видит
перепонки между пальцами целовать
андроид видит
складки на теле
было бы некрасиво
если бы не любил так сильно
капеллан видит
она раздевается
такими знакомыми движениями
словно сам её научил
подросток видит
свет

это ещё не всё
нет
это очень долгий полёт
вот

комбат видит её пот
стрелок чувствует её вкус
Лара выводит её на свет
механик говорит тут никого нет
андроид фиксирует смерть
капеллан говорит нет
подросток рыдает
как же вы все заебали

взгляни на китов небесных
они не ведают о тебе
они спят

от полтавы
до следующей полтавы

2. книга рецептов

раз в восемь световых лет
команда просыпается
ждёт обед

мерцают огоньки
у стены тесной землянки
то есть корабельной рубки
система жизнеобеспечения
генерирует продукты питания

и весь батальон судит и рядит
никто не знает что это будет

стрелок-эксимос напагйак
кажется спокойным но это не так
завтра высадка
и напагйак такой
только перед высадкой

постукивает ложкой
потчует всех сказкой
инуитской
про рыбу которая съела сама себя
про десять негритят
про шли два отца и два сына нашли три апельсина
как они их делили кто был недостаточно сильным
обстановка делается нервной
на поговорке что гадать на потрохах близких дурно
но очень надёжно

гениальный механик
родственник
древнего президента антон
не любит когда к супу дают батон
но в остальном
готов жрать что угодно он циник
не вздрагивает даже мизинец
в паре парсеков от бетельгейзе
столкновения астероидов как разрушение мириад коктебелей

с потолка рубки
сыплются сосновые иголки
и ещё какая-то труха
чепуха

водитель катя
трудный трёхглазый подросток
предпочла бы лежать в каюте
и сосать пищевой тюбик
как должно подростку всех ненавидит
но поведёт
машину планеторазведки вперёд
спойлер: она никогда не умрёт

капеллан
невероятно старый индеец
никто не помнит как он оказался здесь
он даст благословение любой еде
как должен
как даже
когда корабль выдал питательную взвесь
и надо было раздеться
впитывать кожей
боже мой боже
только одна
просьба: пусть однажды
это будет мивина
священная еда
древнего харькова

винсент
андроид
считывает показания приборов
завершает манёвр
единственный кто помнит
все продуктовые наборы
за всю историю
кошатину
мышатину
гальку речную, алмазы
глюки генетического генератора
жабры зебры
вымя тритона
ископаемую печень
в квадратной банке
почки
слишком похожие на человеческие
(вроде нас было десять?
но никто не смеётся шутке)
стол номер пять
затем минус пятнадцать
в совершеннейшем беспорядке
в квадратной банке
винсент
присмотрит за всем
беспол бессонен бесстрашен
ненавидит манную кашу

сапёр лара не привыкнет никак
ищет кухню предлагает приготовить аяклак
традиционное караимское блюдо диктует рецепт
но глухонемой комбат
знаками показывает нет
это же просто пельмени

пусть уж лучше мне
пищераздаточная машина
выдаст что-то такое
невиданное

стучит по столу железной рукою

машина бледнеет
содрогается
но справляется
с собой
и честно сообщает:
простите больше ничего нет
слишком много остановок галактик световых лет

(полковник ухмыляется
показывает знаками что знал всё это давно
что мы будем есть дерьмо)

все вздыхают
пожимают
плечами
ещё не знают
машины умеют
производить питательную смесь из звёздной пыли

сладкая вата магелланова облака
ликёры туманности андромеды
сгущёнка млечного пути

невообразимая
невыносимая
сладость
космоса

3. распорядок дня

вваливаются в шлюзы
после высадки
сдирают потные противогазы
сбрасывают жилеты разгрузки
сдают гранаты под расписки
заливают йодом ранки
заново осваивают корабль
сдуваются как дирижабли
теперь сутки
акклиматизация
аккомодация
зрачков
перед возвращением
в мир снов

отхлёбывает коньяк
с чипсами начос
улыбается молчит напагйак
по инуитски значит мачта
косится на катю
та машет руками приколись чувак
гагарин летал зимы не видал
нил армстронг летал моря не видал
а я лечу и вижу
я выше
я снежинка
маленькая
летела таяла

напагйак не отвечает ничего
для него
выпускать тестовых рыб
зашивать рыб
вшивать маячки
выстреливать ими из рыбомётной пушки
не хуже
чем предкам
гарпунить рыб
вспарывать рыб
доставать маленькие крючки из губ

антон моет посуду
оборачивается
к иллюминатору
потягивается
узнаёт туманности
широчайшая, трапециевидная, ромбовидная, большая круглая, дельтавидная
засматривается
не бережёт воду
ему чо
его пугают только быстрые углеводы
и маленькая родинка на левом плече
только не опухоль ради бога

сапёр Лара пока ей делают стальную ногу
поёт песенку
про кита который выиграл путёвку
на сушу
рефреном там повторяется
уязвимость не делится на троих
бессмертие не умножается
чтобы не кричать
сжимает маленькую ракушку

операцию конечно проводит андроид
он один не боится крови
что надо куда надо пришивает
напевает
шесть звонких лап тебе
чтобы ползти по стеклу
и алмазный хобот
и не страшен никакой взрыв
ни маленькая песчинка
остекленевшая

капеллан
чтобы чем-то заняться
проводит
инвентаризацию
минибара
записывает
пробка пробкового дерева
бутылка бутылочного
штопор штопорного
вино винного
большое сердце
маленькая стальная ярость
в дальнем краю сердца

индейцам
нельзя вина
показывает жестами
тень маленького комбата
разбросанная по стенам
все они
повернулись спинами
видят комбата только как тень на стене
«так точно пане полковнику»
останутся только огни
не останется и огней
они больше не подчиняются мне
понимает полковник счищая инопланетную слизь
загадывает падающей звезде
чтобы все спаслись

но уже андроид
настраивает стирание
мыслей
памяти
обычное дело
стереть все детали
подробности
чтобы не надоело
всё это гадкое
человеческое

и
из маленьких зёрнышек выращенные
в пробирках серийные
неточными чертежами обоснованные
многопалые
нечётноногие
ложатся спать

тем более что опять
центр полётов
бесконечно далёкий
звёздный харьков
на автомате
присылает
пока не найдёте
новое море
задание остаётся прежним

ждём
как-то выживем

4. опоздавшие письма

в криокапсуле
перед отбоем
показывают море
над головой
с эффектом imax 3d
и т.д.
как бы ты всё ещё живой
живёшь в городе
а вместо неба море
и это средство
так же неэффективно
как любое другое

стирание
краткосрочной памяти
гормональная терапия
го ме о па ти я
трансляция
писем
из другого рукава
галактики

Ларе пишут
о заново отстроенной кенассе
на планетоиде Джанкой-7
после последнего обстрела прошло уже сорок дней
надеемся на лучшее возвращайся скорей

капеллану пишут
святой отец
ну что за пиздец
церковь на последнем рубеже
нечего тут прощать
и никто не простит уже
моря нет как не было
но рельсы-то были
пока их не взорвали
а мы не забыли
как смотрели
на межпланетные поезда
из дверей
завешенных марлей

кате пишет мать
пытается понять
почему нет детей
почему есть дети
не вы дети а эти
почему моя кошка мне дитя
и собака дитя
и кассир в супермаркете
и солдатики на блокпосте
а дети не дети
куда-то летят

антону приходит смс
прости кончился интернет
но я уже всё написала твоей сестре

напагйаку тоже
письмо накарябанное на оленьей коже
прочесть его никто не может
и сам он тоже

андроиду пишет БОГ
(Био-Организм Генерирующий)
запрашивает
ну что ещё
ну чем тебе
не рождество
метеориты как бабочки
об лобовое стекло
ты уж поверь
в рождение бога свиней
никого не выдаёт
ничего не ест
настоящий разведчик

а нет
всё-таки ест

комбату
полковнику
Шептицкому
пишут

комбат
для женщины прошлого нет
да и хуле
уж так мы выживали
уж так любили
дом ей построили
сами там не жили
изо всех сил защищали
кричали
моя оборона
теперь уж нечего
надо накрывать
чистыми салфетками
лица умерших

в последнем бункере
и уходить в холмы
несдавшимися солдатами
давно забытой войны

я буду лучше вас
комбат хочет пообещать
впрочем
некому отвечать

и если быть точным
пишут только полковнику
раз в год
один символ

точку

а что ещё

можно писать
после коктебеля
таиланда
вьетнама
после полтавы
харькова
нового харькова

после ста световых лет
после того как оставили на земле
самое большое
китов
жирафов
секвойи
но главное
китов

у китов долгая память
бесконечно долгая память
вечная
память

5. они станут созвездиями

окей

домашнее задание
хватит отлынивать
пора уже что-то делать
понимать
доигрывать
и все эти вещи
и эти вещи все
и все вещи эти
верните
апокалипсис
после использования
нам не жалко
у жадного
отнимется жадность
но
ну как он используется
верните
этот
конец света
не ждите
следующего звездолёта
ни даже шлюпки
это задание для самостоятельной проработки
стройте
новое небо
новую землю
новое море
новый харьков
и полтаву полтаву

но если чо
если есть вопросы
то звёздный поток и без тебя течёт
и тебя ни о чём не спросит

капеллан
совсем перестал дружить с головой
говорит кочевые индейцы носят море с собой
а у вас белых что только белый свет
и белое пламя
повторяете сто миллионов лет
и я повторяю за вами
смилуйся
смилуйся

и вот ещё
что странно для индейца
но понятно для коринфян
капеллан
долготерпит
милосердствует
не завидует
не превозносится
не гордится

а антон
хотя он
внук какого-то президента
и вообще гондон
не бесчинствует
не ищет своего
не раздражается
не мыслит зла

а андроид
не отвечает за козла
он выше этого он
не радуется неправде
а сорадуется истине

напагйак
даже во сне
мечтает увидеть тибет
всё покрывает
всему верит

катя
придумывает роман
о городе керчь и мысе фонарь
всего надеется
всё переносит

комбат
командует
взлёт
никогда не перестаёт
хотя
и пророчества прекратятся
и языки умолкнут
и знание упразднится

лара
отчасти знает
отчасти пророчествует
отчасти
маленькая рыбёшка

самая маленькая
в этой галактике

и так и летят
так приколись и летят
сорок четыре весёлых кита
и десятки неучтённых китят
смотри-ка летят

за твои грехи
за твои маленькие мысли
за нежность вместо любви
за небо пустое а не чистое
летят летят

и звёздами станут потом
хотя ты и не верил
за твои грехи
за мои грехи
за паром
на новый харьков
и за разрушение коктебеля

FIN

Другие тексты